24 февраля — день, который я запомню на всю жизнь. День, который отпечатается в памяти всех украинцев. День, который невозможно забыть, в который до сих пор невозможно поверить. День, в который началась ВОЙНА…Война соседнего братского государства России против Украины. Против страны, которая жила полной счастливой жизнью. Против страны, которая никогда не собиралась ни на кого нападать. Против страны, которая принимала на своей территории граждан сотен других славянских и европейских стран. Против страны, которая жила под мирным небом и всегда прославляла принципы свободы и независимости.

Я никогда не могла даже подумать, что слово ВОЙНА так прочно войдет в мой лексикон, что когда-то я буду писать о ней. До войны я писала роман о своей киевской жизни, наполненной огромным спектром всевозможных эмоций: дружбы, любви, измен, разочарований… но это никогда не было о горе, страдании и смерти. Я писала любовную лирику и мечтала издать свой новый сборник стихов. Я вела свой фудблог и рассказывала украинцам о лучших ресторанах и барах моего любимого города Киева, где можно вкусно поесть и отдохнуть. Это было прекрасное время, это были, как я теперь понимаю, лучшие годы моей жизни. 24 февраля перечеркнуло мою жизнь навсегда. Теперь я пишу дневник ВОЙНЫ.

Я жива, я в Таллинне, со мной рядом мои родители. А там, в Киеве остались мои друзья, мои коллеги, мой брат, который с оружием в руках защищает мой родной город, 70-летняя бабушка-соседка, которая присматривает за моей квартирой, и которая не в состоянии куда-то уехать, потому что с трудом может передвигаться. Все они там, под обстрелами градов и ракет. Все они там, в непонимании того, выживут или нет. Мне страшно за них. Мне больно за все, что происходит с моими любимыми людьми и моим любимым городом. В моей голове не укладывается, как это могло случиться с нами — с такой прекрасной, дружелюбной, любвеобильной и великой нацией? Как в голове у одного подонка России родилась такая мысль — напасть на Украину?

Никто из нас даже представить себе не мог, что больше мы не увидим тот Киев… Киев, который был еще месяц назад

Помню смутно как мы с друзьями сели в мою машину в ночь с 23 на 24 февраля и решили поехать во Львов. Именно в тот вечер почему-то стало страшно, и интуитивно я решила, что нужно покинуть Киев. Было несколько моментов, которые заставили меня принять такое решение, и что-то изнутри диктовало мне: едь! Но тогда, я подумала, что это просто испуг, что нужно послушать свой внутренний голос и уехать, пересидеть выходные во Львов. Никто из нас даже представить себе не мог, что больше мы не увидим тот Киев… Киев, который был еще месяц назад. Вещи в чемодан я бросала сумбурно — все, что могло пригодиться на неделю: пару джинсов, свитеров, белье, самая необходимая косметика и кошка. Фросю некому было оставить, потому что друзья уезжали со мной, а родителей я попросила на всякий случай побыть на даче в 50 км от Киева. Чемодан с самыми необходимыми вещами, перевозка с кошкой, термос с чаем, заграничный паспорт и ноутбук, которые всегда со мной — что еще было нужно для веселой поездки на львовский викенд? Ночная трасса в житомирском направлении была абсолютно пустая, я задавалась вопросом: ну какая война? Никто никуда не едет, только мы, сумасшедшие, почему-то несемся вдаль. Когда мы проехали город Ровно подруге позвонила сестра и сказала, что в Киеве раздаются страшные взрывы, что они проснулись от них и не понимают, что происходит?

Мы окунулись в новости Telegram-каналов каналов и поняли, что началась ВОЙНА. На часах было около 5 утра. Страх в глазах моих попутчиков заставил меня нажать на газ. Все молчали, никто не верил в происходящее. Когда въезжали в Луцк, за нами взорвался аэропорт, казалось, что земля расходится прямо под колесами машины. И нам уже тоже стало безумно страшно. Мы поняли, что во Львов ехать нет смысла, взрывы бомб и ракет накрыли всю Украину. Было принято решение прорываться на границу с Польшей и пытаться бежать от этого ужаса. Я не знала, что делать с кошкой — у меня не было с собой ее паспорта, никаких чипирований и прививок. Но решила, что без нее никуда не поеду, если не пропустят — останусь в Луцке.

Когда приехали к границе в Новгород-Волынске — уже образовалась приличная очередь из машин. Люди уезжали семьями — с маленькими детьми, старыми родителями, собаками, кошками. Я первый раз проходила границу сухопутным путем, не понимала, как это все происходит. Мы двигались очень медленно, выходили курить, все общались, никто до конца не понимал, как надолго мы уезжаем за территорию страны, но лица людей были грустными и удрученными. В очереди выяснилось, что на польской границе пускают даже без биометрических паспортов и без документов на домашних питомцев. Я успокоилась — Фрося будет со мной. 7 часов таможни, долгое ожидание документов для друга беженца из Белоруссии и мы в Польше. В ночь добрались до Люблена и поселились в первой попавшейся гостинице.

Здесь меня накрыла истерика. Спустя сутки, в другой стране я осознала весь ужас происходящего. Все это время звонили друзья, родители, все спрашивали, что делать и как дальше жить. Я не знала, что ответить. Я понимала, что мы спасены, но было жутко больно и страшно за всех тех, кто оставался в Украине, которую продолжала бомбить и начала уничтожать Россия. Сегодня ровно месяц, как началась война, а мне кажется, что это один долгий день. Я не веду отсчет дней недели, я не помню дат, я потерялась во времени. Я жду только одного: окончания этой жуткой несправедливой войны и победы Украины.

Я каждый день просыпаюсь и хочу домой

После Люблена была Варшава, это я помню. Помню, как мы сидели вечерами в съемной квартире и никто не отрывался от своих гаджетов. Мы все время читали новости, это безумное количество ТГ-каналов, и ленту Фейсбука, где сообщалось о ходе войны и о том, как русские войска нещадно уничтожают наши города. Не хотелось ни есть, ни пить. Спать получалось считанные часы, и уже в 6 утра мы просыпались, чтобы узнать живы ли наши родные там в Украине. По всему миру начались митинги в поддержку Украины, такая неимоверная солидарность придавала нам силы! Мы пытались понять, что делать дальше, где бросить якорь, и чем заниматься вдали от родины. Никто из нас не имел с собой финансовых запасов, а стало понятно, что придется как-то долго жить на то, что имеем. Начала появляться информация о том, что Европа готова принимать украинских беженцев… Беженец — я никогда не задумывалась о смысле этого слова, никогда глубоко не интересовалась жизнью этих людей. Мне было страшно осознать, что теперь этот человек — я, я вынуждена бежать оттуда, где был мой дом, моя семья, где было уютно и тепло, где все такое родное и близкое. Теперь я буду вынуждена привыкать к другим улицам, к другим звездам, к другим людям. За что? Почему? Я хочу домой, я каждый день просыпаюсь и хочу домой.

Из Варшавы мы все разъехались, кто куда. Каждый пытался найти хоть какие-то зацепки. У кого-то родственники в Британии, у кого-то друзья в Италии, у кого-то второй офис в Германии, кто-то просто раньше жил в Польше и как-то ориентируется в этой стране. Я решила ехать в Таллинн, потому что здесь у меня были друзья. В первый же день войны, они прислали мне видео митинга, который эстонцы провели на главной площади. Около 40 тысяч граждан вышли поддержать украинцев и высказать свой протест незаконному вторжению России в нашу страну. В тот же день, мой друг Владимир — украинец, который живет здесь уже более 30 лет, создал штаб помощи украинцам. Мой выбор был определен. Я поняла, что хочу быть хоть как-то полезна своей стране, и штаб в Таллинне, это то место, где меня ждут. 15 часов езды на машине от Варшавы через Каунас, и я в столице Эстонии. Мои попутчицы — 2 женщины из Черкасской области, которым удалось найти работодателя в маленьком городке этой страны. Мы пили кофе на заправке в Латвии, когда я узнала, что стирают с лица земли Харьков. Женщина на кассе, не могла смотреть мне в глаза, только произнесла: какой ужас. Я заливалась слезами и не знала как доеду до пункта назначения. Фрося стойко терпела всю дорогу. Бедная моя кошка, которая никогда не выходила из своей квартиры на Подоле, вынуждена была проехать со мной через часть Европы.

Все необходимое для жизни я получила в маленькой северной стране, такой теплой и гостеприимной

Таллинн встретил снегом и холодом, но теплом людей. Меня сразу же поселили в отель Дзингель, который полностью отдали для проживания украинцев. Фрося также была желанным гостем, никто не возражал моему проживанию в номере с любимой кошкой. Впервые за 5 дней войны я почувствовала себя в безопасности и душевном спокойствии. Меня накормили, предложили теплые вещи, и даже медицинский осмотр. Все необходимое для жизни я получила в маленькой северной стране, такой теплой и гостеприимной. На сегодняшний день, по моим данным, крышу над головой в Эстонии получили уже около 12 тысяч украинцев. Правительство страны делает все возможное, чтобы украинцы чувствовали себя здесь комфортно и безопасно. И я беспредельно благодарна за все те условия, которые были созданы для меня и моей семьи.

Мои родители смогли вырваться из Киева спустя неделю военных действий в Украине. Они уже не могли доставать продукты и лекарства, и было очевидно, что война точно не закончится завтра. Приняли решение — каким-то образом вырываться из полуоккупированной столицы. Когда они наконец-то добрались до Таллинна нас поселили вместе, в одной из центральных гостиниц города. Два года назад мы с родителями собирались посетить Таллинн и даже купили билеты на самолет, но не смогли полететь из-за пандемии коронавируса. Возможно, мы бы даже жили в том отеле, который сейчас принял нас надолго. Мы мечтали об этой не свершившейся поездке этим летом. Кто мог подумать еще месяц назад, что мы окажемся в Таллинне в таком статусе?

Но власти страны делают все возможное, чтобы мы хоть немножко, но все же почувствовали себя туристами. С недавнего времени, все музеи Таллинна и даже некоторые театры открыты бесплатно для украинцев. Сегодня я даже нашла в себе силы и настроение отправиться на экскурсию, которые также абсолютно бесплатно организовывают для бежавших от войны украинских граждан. Прогуливаясь улицами Таллинна, на каждом шагу встречаю украинскую символику: желто-голубые флаги развиваются на всех государственных учреждениях, правительственные здания подсвечиваются цветами укр флага, витрины магазинов также пестрят нашей символикой. Украина здесь везде со мной! Сложно поверить, что в Таллинне я смогу найти другую родину, но пытаюсь свыкнуться с этой мыслью. Надо привыкать жить в новых условиях и думать о том, как обеспечить себя и родителей. Я конечно же верю, что мы все в скором времени вернемся домой и будем отстраивать нашу прекрасную страну и свой любимый город Киев. Но пока я тут в Эстонии, хочу поддержать всех украинцев и помочь своим блогом, рассказывая о том, как превратить дни выживания в другой стране в дни полноценной жизни.

Закладка
Поделиться
Комментарии